ИГОРЬ "ОСЕНЬ" КАСЬЯН
30 лет, служил в 95-й аэромобильной бригаде ВСУ. Сооснователь школы английского языка English Among People
ИГОРЬ "ОСЕНЬ" КАСЬЯН
30 лет, служил в 95-й аэромобильной бригаде ВСУ. Сооснователь школы английского языка English Among People
ДО ВОЙНЫ
Я кадровый офицер, надел форму в 13 лет, когда поступил в Суворовское училище (Киевский военный лицей им. Богуна — ред.), и снял в 2016-м. Закончил Львовский военный институт, после меня направили на прохождение службы в Житомир, в 95-ю бригаду. Был командиром аэромобильного взвода, а незадолго до начала войны перевелся на должность командира разведвзвода.
ВОЙНА
Поскольку всю свою жизнь я был военным, понимал, что меня может ожидать. У нас была подготовка постоянная, и на то время, как Россия аннексировала Крым, 95-я была одной из ведущих бригад ВСУ. Мы были в состоянии экипироваться и выехать в назначенную точку дислокации в любой момент.

Поэтому для меня сильного стресса не было. Но война действительно меняет человека — во мне она открыла новые возможности для преодоления каких-то мелких проблем, которые гражданскому человеку могут казаться серьезными.
ВОЙНА ПОЗВОЛИЛА ВЫХОДИТЬ ЗА РАМКИ СВОИХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ, НЕ БОЯТЬСЯ РЕШЕНИЙ И ДЕЙСТВОВАТЬ.
В АТО у нас был долгий путь, много дислокаций: сначала Чонгар, как только в Крыму захватили все городские администрации, потом Доброполье, Донецкая область, Карачун, Славянск, Краматорск, Лисичанск, ну и известный "Рейд" 95-й бригады.

Первая моя ротация закончилась после "Рейда", в сентябре 2014-го первый раз за семь месяцев приехал домой. Тогда не было никаких рамок ротации, это все не работало. Мы как с февраля поднялись по тревоге, так вот до сентября я был постоянно то на полигоне, то в казарме, то на Востоке. И в сентябре это даже не была ротация, я отпросился — на роды жены, я ее за всю беременность ни разу не видел.

Дома пробыл где-то месяц. Когда родилась дочка, вернулся в АТО. И тогда же принял решение перевестись в Киев в маленькое подразделение, откуда в 2016-м и уволился — по состоянию здоровья, была травма. С этим подразделением я еще принимал участие в ротации — в 2015-м и начале 2016-го, но самые тяжелые мои участия были в 2014-м году.
БИЗНЕС: НАЧАЛО
Когда я уволился, все, что у меня было, это хорошие менеджерские способности и знание английского языка на уровне Intermediate, то есть среднем. Английский начал учить, будучи старшим лейтенантом в 95-й бригаде, я тогда прошел свои первые четырехмесячные курсы — мы занимались с 9 утра до 18.00 каждый день.

Пока был в АТО, уровень немножко потерялся. Но после демобилизации сразу начал его восстанавливать: учу английский в British Council по программе для бывших военных, это по 4 месяца в год по 5 часов в день с понедельника по пятницу.

И это единственная программа, которую я знаю, реально помогающая реинтегрировать военнослужащих после увольнения в гражданскую жизнь — английский дает больше возможностей, открывает больше дверей.

Поэтому я искал работу, связанную с английским языком и моим вторым образованием — пока служил, заочно получил диплом экономиста. Но так как в этой сфере у меня не было опыта, я был готов к тому, что устроиться будет непросто.

Тем не менее я пробовал, много ходил, много отказов получал. Меня это только закаляло. Было весело, получал новый опыт совершенно. До этого я никогда даже не составлял резюме.
Первой моей работой после увольнения из армии была менеджером по продажам немецкого клинингового оборудования. На тот момент я еще не адаптировался в гражданскую жизнь с лавки офицерской, было тяжело. Я привык всегда руководить, а здесь работодатель говорит:

"То, что ты продаешь, должен почувствовать на себе". Я мыл "взлетку" в ТЦ, когда ходили люди, мыл окна, пробовал все эти приспособления. Это было непросто, но там я в себе поломал такое вот свое офицерское эго.

Проработал две недели. И понял, что это не мое. Пробовал себя помощником финансиста в цветочном магазине. Это было мое первое самостоятельное собеседование, потому что к первому работодателю я попал через волонтера, который помогал 95-й бригаде, а сюда я уже сам подавал резюме. Указал, что я военный, что был в АТО.

Когда пришел на встречу, мой потенциальный начальник посмотрел на резюме, и говорит: "Да вы какой-то терминатор, чего вы сюда пришли?" Я говорю: "Да у вас тут цветы кругом, атмосфера хорошая". Мы посмеялись, меня даже поспрашивали, что такое рентабельность, доход, дебет/кредит. Конечно, был ответ "Мы вам перезвоним". По сей день звонят.

Устраивался стюардом в авиакомпанию. Из 40 кандидатов я остался в пятерке. Тоже не прошел, но мне это дало больше уверенности в себе. Потом была позиция колл-менеджера. Там нужно было общаться с людьми из Америки, Канады, Британии и Индии. Меня все устраивало по условиям, но когда я прошел их тренинги и они мне дали задание, я понял, что не хочу начинать свою гражданскую карьеру с такого листа — нужно было продавать препараты, которые вызывают зависимость и которые должны выписываться по рецепту в этих странах.

И я ушел. Я всегда ищу позитив, никогда ни о чем не жалею. Не жалею, что служил, не жалею, что уволился. Все мои собеседования и работы, которые я пробовал, — об этом тоже не жалею, потому что это опыт.
Я ВСЕГДА ИЩУ ПОЗИТИВ, НИКОГДА НИ О ЧЕМ НЕ ЖАЛЕЮ. НЕ ЖАЛЕЮ, ЧТО СЛУЖИЛ, НЕ ЖАЛЕЮ, ЧТО УВОЛИЛСЯ.
В этом колл-центре я познакомился с преподавательницей английского языка, и как раз тогда у меня возникла идея проводить speaking club (разговорный клуб) каждую субботу на разные темы, в таких местах как аэропорт, музей, ресторан, отель — со своими заданиями.

Идея возникла спонтанно, но шел я к этому на самом деле давно. После курсов в Житомире я отходил еще на много разных курсов и speaking clubs, и постепенно у меня сложилось свое мнение, чего не хватает в этой всей общей методике, чтобы человек лучше осваивал язык.

И вот мы с этой преподавательницей начали тестировать методику соприкосновения с предметами — так я ее называю. Да, у многих школ есть какие-то networkings (занятия) в кафе, но они приходят туда и просто общаются на разные темы. У нас в чем специфика: если тема, допустим, путешествия, то мы ее отрабатываем в аэропорту.
Потому что там много своих нюансов, надо учить определенные слова, вести диалоги с персоналом аэропорта. Когда человек видит визуально предмет, может к нему прикоснуться, задать реальный вопрос реальному сотруднику аэропорта на английском, выдавая себя за иностранца, это помогает быстрее запоминать эти слова, фразы и преодолевать языковой барьер.

Когда говорят, приходите, мы вам поможем преодолеть языковой барьер, и садят студентов в класс между собой общаться, то психологически люди понимают, что они все одного уровня плюс-минус, что преподаватель не будет с них смеяться, они чувствуют себя расслабленно.

А эти уроки мы называем stressful-english — стрессовый английский. Человек попадает в "дикую среду", где нужно у незнакомого человека спросить что-то на английском, пообщаться с ним. Есть люди, которые боятся подходить к персоналу аэропорта, их приходится подталкивать.

И когда человек переступает через свой страх и начинает общаться, пусть даже с ошибками — вот это я называю преодолением языкового барьера. Первыми моими студентами были, конечно же, друзья. Сначала мне было важно слышать их мнение. Потом я начал искать учеников через социальные сети, чтобы посмотреть, как люди незнакомые будут реагировать.
Потому что, чтобы говорить, нужно говорить, другого варианта нет. Занятия сразу были за деньги — в районе 100-150 грн за занятие в зависимости от локации. Со временем люди начали говорить, что не хватает программы. Говорили, что классная задумка, классные разговорные клубы, но хочется системы, регулярного курса просто с таким вот элементом.

Когда я понял, что неплохо все получается, решил открыть уже школу. Преподавательница решила остаться в колл-центре, так что я начал искать команду. Сейчас нас трое. Кроме меня, это мой боевой товарищ Олег, с которым я служил в Житомире. У него хорошая харизма, он жил в США, в Англии, бывал на ротациях разных странах, таких как Косово, и у него отлично получается находить контакт с учениками.

Третий партнер — это Ольга. Мы с ней познакомились в интернете как с преподавателем. Ольга преподает английский больше десяти лет, и когда я ей рассказал о своей идее, она сказала, что это действительно что-то новое, и что даже она, сколько преподает, такого не видела и не слышала. Ей было интересно, и мы начали работать.
Сначала мы ездили по всем местам, где могли бы проводить занятия, думать вместе, писать конкретные задания, пробовать самим, запатентовали свой логотип. И 16 сентября мы провели первое занятие уже как школа English Among People.

Бизнес-план я сделал по интернету — взял за основу несколько подходящих, и написал свой. Хотелось, конечно, привлечь инвестора. Я поговорил с одним, он заинтересовался, но хотел, чтобы я постоянно к нему ходил, что-то рассказывал. Меня это не сильно вдохновило, и я отказался от этой идеи. Я так посчитал, сумма выходила относительно небольшая, и мы, в принципе, в состоянии были начать своими силами. Что и сделали.

Еще до того, как принимать студентов, я решил пойти в Центр практической помощи защитникам Украины AXIOS — мне хотелось услышать мнение о своей идее и своем бизнес-плане от людей, которые в этом разбираются. Все подсказки, все знания, которые мне дали в бизнес-инкубаторах, куда они меня отправляли — это было классно. Помощь я получил очень большую, даже не ожидал этого. Но для меня важнее всего было то, что люди поверили в меня, это помогло не опускать руки, двигаться дальше. На самом деле достаточно даже просто хорошего слова, понимания, поддержки. Это очень сильный инструмент, который помогает не сдаваться.

Когда они услышали, сказали, да, это что-то новое, надо пробовать. Потому что на момент написания бизнес-плана у нас в Киеве было больше 300 школ английского языка. Как и всего, в общем, — аптек, кафе, ресторанов. Нужно не бояться пробовать со своей идеей заходить. Некоторые ветераны рассуждают, мол, зачем мне эти люди, никто мне не поможет. Мне знакомство с AXIOS и их поддержка помогли обзавестись большим количеством связей, мы помогаем друг другу, сотрудничаем, и я этому очень рад.

Например, на форуме в честь годовщины этого центра, где я рассказал о своей школе, познакомился с Сергеем Дмитриевым, руководителем ГО Eleos-Ukraine, с которым у нас много общих идей и интересов. Сейчас мы вместе работаем над проектом "W" — театром ветеранов и волонтеров, готовим пьесу Шекспира "12-я ночь" на английском языке. Тех ветеранов и волонтеров, которые участвуют, мы бесплатно обучаем у нас в школе. Надеемся в следующем году презентовать постановку.
БИЗНЕС
Методику преподавания мы не запатентовали, это не так просто. Задолго до нас люди придумали, как изучать язык. А у нас, я бы сказал, методика по улучшению процесса изучения языка. Но мы двигаемся в направлении патента на нее, надеюсь, в итоге к этому придем.

У нас есть разные курсы. Есть курс, на который приходят beginners, то есть начинающие. Для них мы проводим два занятия в неделю по полтора часа, то есть восемь в месяц, плюс раз в месяц у них вот такой стрессовый выездной урок, как мы его называем — чуть-чуть раскачиваем, чтобы они начинали говорить. Сильно не мучаем, их задача запоминать много слов, немного разбираться в грамматических основах, чтобы дальше уже можно было выполнять те задачи, которые мы ставим.

Работаем по специальным материалам, нам их передали из Англии люди, которые занимались преподаванием профессионально и в интересной форме — то, что нам как раз надо. Это изучение по каким-то скетчам, маленьким театральным постановкам, стихам. Когда человек запоминает фразами, это помогает ему разговориться, лучше охватить язык, чем просто заучивая отдельные слова.
Дальше идут уже уровни от Elementary — второй уровень для начинающих, до Intermediate, в занятия которых уже добавляется телефонный звонок раз в неделю. Это откуда взялось — помимо всех работ, которые я пробовал в Украине, я подавал резюме еще в международный американский "Сити-банк" в Венгрии.

Я был за рулем, когда мне позвонили и на английском что-то начали говорить. Пришлось припарковаться, закрыть все окна и вслушиваться. Это было так тяжело, что отсюда пошла идея сделать вот такую вещь. Каждую неделю в разное время мы звоним студентам и разговариваем 5-10 минут на разные темы. Это обычный курс — разбавляем учебник и нашу методику.

И есть интенсивный курс, который мы полностью сами разработали. Там идет три занятия в неделю по полтора часа — два в классе и один выездной. Три занятия в неделю — это один топ. Если это тема здоровья, два занятия в классе мы готовимся, работаем, а на третье едем в Музей медицины и тренируемся на экспонатах оказывать первую помощь с реальными аптечками — все на английском. Если это путешествия, у нас два занятия в классе, на третье едем в "Жуляны". Таких тем у нас восемь. Курс рассчитан на два месяца.
КОГДА ЧЕЛОВЕК ПЕРЕСТУПАЕТ ЧЕРЕЗ СВОЙ СТРАХ И НАЧИНАЕТ ОБЩАТЬСЯ, ПУСТЬ ДАЖЕ С ОШИБКАМИ — ВОТ ЭТО Я НАЗЫВАЮ ПРЕОДОЛЕНИЕМ ЯЗЫКОВОГО БАРЬЕРА.
Сейчас еще идут летние курсы. Есть несколько вариантов. Первый — это английский по четыре часа каждый день с понедельника по пятницу, второй — три раза в неделю по пять часов и третий в субботу и воскресенье по пять часов.

Одна из интересных тем — это troubles, проблемы. Надо пойти в аптеку померять давление на английском, пойти на Главпочтамт заказать марку или телефонный звонок. Понятно, все это старое, но сам факт. Так мы к тому же заставляем тех людей, которые работают на Главпочтамте, тоже учить английский. Это центр Киева, где много иностранцев, и, к сожалению, в таких местах мало людей, знающих язык.

Причем работодатель от них этого не требует и не делает ничего для того, чтобы их навыки улучшались, не отправляет их на курсы. И когда мы приходим как туристы-иностранцы и просим продать марку, они в шоке, они бегают ищут переводчика, стараются. И тем самым, я считаю, мы делаем для них полезную вещь, хоть и не говорим им об этом.

Группы у нас небольшие, по 4-6 человек, прохождение одного уровня занимает около четырех месяцев. Выпускников у нас пока что две группы — это те, которые закончили один уровень и перешли на следующий. Что приятно, тех, кто ушел в другую школу, нет.

Мы когда запустились, первый месяц не ушли в минус – и это было уже отлично. Сейчас прибыль, конечно, есть, и динамика ее постоянно растет, но мы вкладываем деньги в развитие – рекламу, покупку оборудования, материалов.

В чем разница между маленьким бизнесом и большим, который работает на конвейер, он работает прежде всего на количество. А маленький — это в первую очередь качество. У нас маленькая школа, мы стараемся делать все максимально качественно. Наша задача — не оставить человека на много лет этот несчастный английский учить, а наоборот, чтобы он его быстрей осваивал и добивался своих целей раньше, чем это возможно на других курсах.
ПЛАНЫ
Планы большие, и не только в Украине. Наша методика такая, что она будет работать в любой стране. Когда я был в Кракове, увидел там одну из ведущих школ в Украине. Так что я понимаю, что все возможно — в больших городах, где есть локации для такого изучения английского, все можно сделать.

Кроме того, в них всегда есть огромный запрос на обучение. Для начала мы хотим отладить процесс в Киеве, потом в больших городах Украины, дальше попробовать уже за границей. Главный план, в общем — не останавливаться.
СОВЕТ
Сложно советовать, потому что у людей совершенно разные ситуации. Лично у меня был и есть хороший тыл — это моя жена, которая поддерживает, которая всегда верила в меня, ребенок тоже был очень весомым аргументом не думать обо всем том, что было пройдено на войне, а двигаться дальше. И, конечно, друзья.

Меня окружают те, кто помогает жить со всем этим. У некоторых людей этого нет, и это действительно тогда тяжело. Один в поле не воин.

Но в то же время не обязательно ждать от кого-то какой-то конкретной помощи — финансовой, технической. Вот мы проводили с Eleos-Ukraine несколько вебинаров между ветеранами США и Украины, и когда мне поступали вопросы от наших ветеранов, которые мы переводили и задавали американской стороне: "А что они нам дадут, а деньги дадут?" Хотелось сказать: "Ну ребята, почему сразу деньги, вы же благодаря таким встречам можете нарастить свои мышцы в связях, рассказать о своих идеях, кто-то их услышит".

Поэтому совет один — пробовать, не сдаваться, работать над собой, не ныть, не ждать, пока кто-то что-то принесет, и не думать, что вам что-то должны, потому что вы воевали, а кто-то нет.
Стиль авторов сохранен

Тексты: Светлана Кузьменко
Фото: Нина Грушецкая
Дизайн: Анна Подкорытова
Верстка: Марина Колесниченко

Made on
Tilda